Новости‎ > ‎

Перспективы слияния МИЭМ и ВШЭ

Отправлено 28 янв. 2012 г., 01:07 пользователем Администратор РТУиС

О перспективах совместной работы двух вузов рассказывают ректор МИЭМ Владимир Кулагин и проректор МИЭМ Сергей Тумковский:

 

— Владимир Петрович, для тех, кто не очень хорошо знаком с МИЭМ, расскажите, пожалуйста, о том, что представляет собой институт.

Владимир Кулагин: МИЭМ был создан в 1962 году и с тех пор выпустил более сорока тысяч специалистов. За это время в институте была создана и функционирует очень серьезная научная школа, МИЭМ является головным органом Учебно-методического объединения в области прикладной математики и управления качеством, объединяющего 173 вуза России. Профессорско-преподавательский состав МИЭМ насчитывает сейчас 533 сотрудника, из них 102 являются профессорами и докторами наук и более 280 — доцентами и кандидатами наук. Образовательная структура МИЭМ включает 6 факультетов — электроники, автоматики и вычислительной техники, информатики и телекоммуникаций, прикладной математики, экономико-математический факультет и вечерний факультет. Подготовка осуществляется по 13 направлениям и 20 специальностям, ежегодный выпуск составляет около 650 человек.

 

В вузе также работают шесть докторских диссертационных советов. Кроме того, хотелось бы отметить, что МИЭМ стал одним из победителей второго конкурса на получение грантов Правительства РФ для приглашения ведущих зарубежных ученых. Исследовательскую работу в МИЭМ будет вести один из крупнейших американских астрономов-математиков Дэвид Данхэм.

— Ожидаемым ли было решение о присоединение МИЭМ к ВШЭ? Чем оно может обернуться для института?

Владимир Кулагин: Наш институт небольшой, а как известно, российское правительство взяло курс на укрупнение и усиление вузов, доведение их количества примерно до двух сотен, следствием чего стало, например, создание федеральных университетов. МИЭМ всегда работал на Москву и Московскую область, поскольку не имел своего общежития, и о возможном слиянии института с более крупным вузом разговоры шли давно. Переговоры с Высшей школой экономики начались около года назад, и одновременно проходили обсуждения внутри нашего коллектива. Преимущества присоединения к национальному исследовательскому университету, каким является Вышка, очевидны. Это и расширение доступа собственно к исследованиям, и поддержка нашей научной школы, и доступ к общежитиям, который позволит нам существенно расширить возможности набора абитуриентов. Мы нередко сталкиваемся с ситуацией, когда абитуриенты из отдаленных регионов хотели бы учиться у нас, но вынуждены выбирать другие вузы, поскольку не могут позволить себе снимать жилье в Москве.

Сергей Тумковский: «Замыкание» на Москву и область при всей их многонаселенности в известном смысле ограничивало наш потенциал. Концентрация вузов в столице очень большая, очень высока и конкуренция, и при отборе абитуриентов тяжелее всего приходится именно техническим вузам. Если вы посмотрите статистику, то увидите, что ЕГЭ по физике сдают вдвое меньше абитуриентов, чем ЕГЭ по обществознанию. И баллы ЕГЭ по физике получаются куда более низкие — нужно этот факт признать. МИЭМ в этом отношении все же удалось выйти на положительную динамику — например, за прошлый год средний показатель ЕГЭ у наших первокурсников вырос на четыре с половиной балла. Да и в последнем рейтинге федерального агентства по образованию наш институт вошел в двадцатку лучших технических вузов страны.

— Некоторая часть студентов и профессоров МИЭМ выражает опасения за будущее института. Кроме того, соединение экономического и технического вуза — редкое событие в российском образовании.

Сергей Тумковский: Это естественная реакция — новое и неизвестное всегда настораживает. Есть разные мнения — как острокритические и скептические, так и прагматические. В любом случае вопрос о том, кто «победит» — условные пессимисты или оптимисты, — не ставится. Принятое решение нельзя отменить, и нам нужно работать над тем, чтобы объединение было эффективным. Кстати, в студенческих соцсетях сейчас идет довольно активное обсуждение происходящих событий, и в этих дискуссиях возникает много интересных мыслей. Одна из них заключается в том, что присоединение к Вышке — это не только потеря независимости нашего института, но и повышение его статуса. Мы становимся частью национального исследовательского университета. Также увеличиваются возможности трудоустройства наших студентов, хотя я не могу сказать, что у наших выпускников с поиском работы были большие проблемы. Последнее исследование, проведенное порталом Superjob, показало, что МИЭМ по уровню зарплаты выпускников входит в первую шестерку вузов технического профиля.

Что касается сочетания экономических и технических направлений, то это необычный опыт для России, но вполне привычная ситуация для западных вузов. Возьмите Массачусетский технологический институт — там гуманитарные, экономические и технические направления прекрасно сосуществуют, и многие «прорывные» разработки появляются как раз на их стыке. Удачный эксперимент по объединению вузов разной направленности был пару лет назад проведен в Финляндии, там были объединены Хельсинская школа экономики, Хельсинский университет технологий и Хельсинский университет искусства и дизайна.

Владимир Кулагин: Главная наша цель — достичь синергетического эффекта при объединении ВШЭ и МИЭМ. Это не всегда получается, в российской практике есть примеры, когда формально объединенные вузы продолжают функционировать обособленно. Наши вузы вполне могут усилить друг друга и придать новое качество как образовательным программам, так и исследованиям. Вышка, благодаря МИЭМ, сможет, например, прирасти восемью укрупненными группами направлений подготовки специалистов. Особенно велик потенциал совместной работы в смежных областях — математической экономике, экономике в инженерных отраслях и так далее. В дальнейшем мы рассчитываем на создание таких направлений подготовки, которые каждый вуз по отдельности реализовать бы не смог.

— Известно, что сегодняшние студенты МИЭМ продолжат обучение по тем направлениям и специальностям, на которые они в свое время поступили. А как изменение статуса института скажется на приеме уже в 2012 году?

Сергей Тумковский: Сейчас в Министерстве образования обсуждаются контрольные цифры приема на следующий учебный год. Прием будет вестись уже в МИЭМ НИУ ВШЭ, и я хочу подчеркнуть, что спектр направлений подготовки не будет сокращен в связи с изменением статуса института. Набор продолжится по всем восьми укрупненным группам подготовки, которые существуют в МИЭМ. В то же время перед нами стоит задача серьезно увеличить прием в магистратуру. Если в экономических специальностях двухуровневая подготовка существует давно, то в технических вузах большинство выпускников по-прежнему составляют специалисты. А в магистратуру теперь, минуя поход в армию, можно поступить только из бакалавриата — здесь и возникает проблема.

 

Между тем, нам есть что предложить в магистратуре. Например, среди направлений подготовки в ВШЭ существует укрупненная группа «Информатика и вычислительная техника», но там аккредитован только бакалавриат, а в МИЭМ по этой же группе аккредитованы все уровни подготовки. Это, кстати, один из практических примеров синергии объединения двух вузов. Мы сможем предоставить бакалаврам ВШЭ возможность обучения в магистратуре, которая им сейчас недоступна.

Владимир Кулагин: Возвращаясь к подготовке специалистов, могу сказать, что мы ставим задачу повышать качество нашего приема. Пусть он будет небольшим, но с сильными студентами приятно работать, в том числе привлекая их к исследованиям, а это в конечном счете будет играть на повышение престижа и укрепление бренда МИЭМ уже в рамках Высшей школы экономики.

— Какие дипломы будут получать выпускники МИЭМ НИУ ВШЭ?

Сергей Тумковский: Это важный вопрос. Студенты, с которыми я говорил, обеспокоены тем, как работодатели будут воспринимать диплом Высшей школы экономики, если в нем будет написано, например, «специалист по конструированию и технологии электронных средств». Прямо скажем, большинство работодателей такой «диссонанс» между названием учебного заведения, выдающего диплом, и указанной в нем специальностью может смутить. Этот, казалось бы, формальный момент нам нужно будет тщательно продумать.

— Как предполагается достичь упомянутый вами синергетический эффект на исследовательском поле?

Владимир Кулагин: Здесь нам еще предстоит разработать программу действий, но, прежде всего, коллеги должны поближе узнать друг друга, понять, где находятся точки пересечения в работах той или иной группы ученых. При этом могут возникнуть новые идеи и направления исследований, которые, возможно, будут востребованы и в широкой науке, и на государственном уровне. Новое вообще появляется, как правило, на стыке разных тематических областей — этому и должно способствовать объединение научных потенциалов МИЭМ и ВШЭ.

В какой-то степени это уже происходит. В Вышке преподает немало профессоров и выпускников МИЭМ, многие преподаватели совмещают преподавание в наших вузах, так что интеграционные связи, по крайней мере на преподавательском уровне, уже существуют.

Сергей Тумковский: Чем сегодня страдает наша вузовская наука? Да, есть публикации, есть разрабатываемая тематика, есть прикладные исследования, но довести результаты этой работы до внедрения не получается. Не хватает не столько навыков и умения, сколько даже желания тратить свое время на внедренческий процесс. Вот вам еще одно поле для синергии. Если мы к инженерным разработкам — а в МИЭМ они ведутся, начиная от IT и заканчивая космосом — сумеем подключить менеджеров и экономистов, синергетический эффект проявится достаточно быстро.

— Обозначены ли конкретные сроки интеграции научных и преподавательских кадров двух вузов? Когда можно будет увидеть преподавателей МИЭМ читающими курсы студентам Вышки, а преподавателей ВШЭ — читающими лекции студентам МИЭМ?

Владимир Кулагин: Сейчас готовится стратегическая программа развития МИЭМ в частности и НИУ ВШЭ в целом. В ее рамках нам и предстоит решить основные организационные вопросы. В МИЭМ и ВШЭ есть дублирующие кафедры. Очевидно, нет смысла сохранять такого рода дуализм, лучше объединить преподавателей в общие кафедры, которые будут готовить курсы как для студентов Вышки, так и для студентов МИЭМ. Сугубо технические кафедры, дисциплины которых студенты ВШЭ не изучают, вероятно, сохранятся в их нынешнем виде. Отдельный вопрос — это обучение иностранным языкам. Нам обязательно нужно подтягивать его до уровня, существующего в Высшей школе экономики, и мы будем плотно этим заниматься. Современный специалист должен владеть английским языком — это признак и его грамотности, и квалифицированности.

— Как будет осуществляться общее управление МИЭМ после его присоединения к Вышке?

Владимир Кулагин: Будет утверждена структура МИЭМ НИУ ВШЭ, включающая научного руководителя, директора, факультеты, ученый совет. Общее руководство будет осуществляться ректоратом Высшей школы экономики, но МИЭМ как автономное подразделение будет отвечать за стратегическую линию развития инженерного образования в национальном исследовательском университете.

— Высшая школа экономики в своей кадровой политике ориентируется на обеспечение эффективного контракта. Как после присоединения к ВШЭ будет формироваться заработанная плата сотрудников МИЭМ?

Владимир Кулагин: Этот вопрос мы с руководством ВШЭ специально обсуждали, и было принято решение, согласно которому базовый уровень заработанной платы профессорско-преподавательского состава МИЭМ будет повышен и приведен в соответствие с базовым уровнем зарплаты в Вышке. Сотрудники МИЭМ также смогут претендовать на получение академических надбавок наравне с коллегами из ВШЭ.

— Достаточно символично, что в 2012 году и МИЭМ, и ВШЭ отмечают свои юбилеи — 50-летие и 20-летие соответственно…

Владимир Кулагин: Для МИЭМ повышение статуса при сохранении заработанного за полвека бренда — очень важный шаг, и праздничную дату мы должны использовать для «обозначения» новых стимулов и направлений развития института. В наших силах сделать так, чтобы объединение путей Вышки и МИЭМ пошло на пользу обоим нашим вузам.

 

По материалам hse.ru

Comments